(044) 362-30-59
,
(067) 917-77-46

Михаил Нестеров: киевские росписи

young_nesterov.jpgЕму было всего 23 года, когда он появился во Владимирском Соборе Киева. Это был самый молодой художник среди «соборян». 
Художнику принадлежат четыре иконостаса нижних и верхних пределов (всего 16 фигур), два запрестольных стенных образа, а также «Богоявление» в крестильне. И "...если Васнецов изобразил веру активную, святую силу, то Нестерову удалось с удивительной правдивостью передать веру кроткую, пассивную, бессознательную, подобную теплящейся лампадке..". Эти слова принадлежат писателю Владимиру Дедлову, наблюдавшему за трудом художников, расписывавших собор, на протяжении 10 лет.
1248784781__azz8010_web_mefodii.jpgНелегко дались четыре года работы над росписями Владимирского собора Нестерову.
Художник вспоминал: «Надолго остался у меня памятным первый день посещения собора, сыгравшего в моей жизни крупную роль, повернувшего жизнь по-своему, на новый лад, надолго изменивший мое художественное лицо как автора «Пустынника» и «Отрока Варфоломея»...» Речь шла о влиянии, оказанном на него Виктором Васнецовым, чей художественный гений с такой мощью был проявлен им во Владимирском соборе. 
Все началось с того, что его картина "Видение отроку Варфоломею" понравилась Виктору Васнецову. Имя этого художника в то время гремело: он расписывал с помощниками Владимирский собор в Киеве, задуманный как памятник национальной истории, веры и неорусского стиля. Предстояло не только "сложить живописную эпопею" в честь князя Владимира, но и создать целый пантеон подвижников веры, русской культуры и истории. Здесь были князья - защитники Руси от половцев, татар и немцев - Андрей Боголюбский, Михаил Черниговский, Александр Невский, подвижники просвещения - Нестор Летописец, иконописец Алимпий и другие. Русские христианские образы соединялись с общечеловеческими...
1248811493_st_boris.jpgНестеров принял предложение Васнецова работать во Владимирском соборе. Его манила задача создания современной монументальной живописи, некогда достигшей высот в творениях древних мастеров. Влекла к себе молодого художника и личность Васнецова, с работами которого Нестеров уже был знаком. Доходили слухи, что Васнецов творит чудеса во Владимирском соборе. Нестеров писал: "Там мечта живет о "русском Ренессансе", о возрождении давно забытого дивного искусства "Дионисиев", "Андреев Рублевых". Эта мечта и позвала Нестерова в Киев.
Молодому художнику нравился реализм и историзм Васнецова, о его святых он говорил с восхищением: "Вот как живые стоят". "Все они переносят зрителя в далекое прошлое, дают возможность представить себе целые народы, их обычаи и характеры". Пленяла его и декоративная красота храма. 
К моменту приезда Нестерова росписи велись уже пять лет. Первоначально Нестеров работал по эскизам Васнецова. Вскоре ему предложили сделать эскизы к некоторым сюжетам, которые и были утверждены специальной комиссией. Кисти Нестерова принадлежат иконы в иконостасах - святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, святой великомученицы Варвары, на хорах - фрески «Рождество» и «Воскресение» (эскиз «Воскресения» М.А. Врубеля был отклонён), в крестильне - «Богоявление», в центральном пределе - на столпах - святых страстотерпецевБориса и Глеба...
«Художник был поставлен в необычные для него условия: он должен был писать святых с широко раскрытыми глазами на грандиозных площадях церковных стен, к которым он не привык. Пышный русско-византийский стиль его сбивал столку. И несмотря на это, там, в этом пышно-великолепном соборе, нашлись скромные и уединённые уголки, где приютились смиренные и грустные создания Нестерова: на маленьких боковых иконостасах нижнего и верхнего этажей есть миниатюрное Благовещенье, иконы святой Варвары, Бориса и Глеба, где теплится это глубоко сладостное святое чувство самоуничижения. Мать, рождающая младенца на 1251040545__azz2368_nesterov_2fl_l4_.jpgнеслыханные страдания, мать, сердце которой пронзено мечом печали и согрета светлой радостью рождения, - она полна у Нестерова неземного очарования.... И мученики, отдающие плоть на растерзание, радостно вкушающие красоту боли и мучения, раскрывающие объятия смерти в провидении и вечной близости к Богу, - это образы незабываемые». Так отзывается об этой дебютной работе Нестерова - иконописца Мстислав Формаковский.
Работ над росписями Владимирского собора было довольно, чтобы имя Нестерова прогремело в Российской империи и обеспечило ему пожизненный фронт работ. Как итог - свыше двадцати двух лет своей жизни художник отдал церковным росписям и иконам. 
После революции художник находился в растерянности перед шквалом событий, унесших привычный жизненный уклад. Вплоть до 1922 г. он не создал сколько-нибудь значительных произведений. Не желая участвовать в реализации ленинского плана монументальной пропаганды, Нестеров уехал из Москвы, и его мастерская оказалась разгромленной. Для художника наступили годы кризиса. На его автопортрете изображен уставший измученный человек.
Нестеров умер во второй год Великой Отечественной войны. Ничто не могло оторвать его от работы - ни преклонный возраст, ни болезнь, ни лишения военного времени. Последним его произведением стал пейзаж "Осень в деревне" - уголок русской природы.
"Вот русская речка, вот церковь. Все свое, родное, милое. Ах, как всегда я любил нашу убогую, бестолковую и великую страну - родину нашу!.." - этим чувством проникнуто все его искусство... 
1251046220__azz2396-nester-iisus-r3.jpg1264949758__azz5026-800.jpg1251046073__azz2396-nester-olga-r4.jpg