(044) 362-30-59
,
(067) 917-77-46

Из истории «замка» на Ярославовом Валу, 1

 

Одно из популярнейших киевских строений сегодня оказалось в центре внимания по неприятному поводу. Как утверждают в сети, над ним нависла угроза сноса.

Правда, уже прозвучали официальные заверения, что сносить это здание никто не собирается. Но горький опыт последних расправ над историческим наследием Киева заставляет дуть и на холодную воду.

Одно только не в тему: СМИ упорно именуют дом на Ярославовом Валу, 1 «Замком барона». Очевидно, продолжается застарелая путаница с приписыванием этого дома барону Максиму Штейнгелю - в действительности хозяину соседнего особняка по Ярославову Валу, 3. 


С открытки начала ХХ в. Справа - двухэтажный особняк барона М. Штейнгеля

Наверно, не лишним будет напомнить основные этапы истории этого здания и занимаемого им участка. А заодно рассказать о его действительных владельцах.

Как известно, вплоть до первой половины XIX века нынешняя улица Ярославов Вал действительно была Ярославовым валом - т.е. частью древнерусских земляных укреплений. Только в 1830-е годы валы Старого Киева начали срывать, а на освободившемся месте прокладывали новые улицы и создавали участки под застройку.


План местности у Золотых ворот. 1836 г.

Остатки Золотых ворот оказались посреди обширного свободного пространства. Решение о характере застройки угла новых улиц, называющихся ныне Лысенко и Ярославов Вал, тогдашние власти выработали не сразу.


Золотые ворота. Фото 1860-х гг.

Так, в 1852 году это место было предназначено... под Владимирский собор!

Да, да, именно «место при Златых Вратах» митрополит Филарет (Амфитеатров) первоначально рекомендовал генерал-губернатору Дмитрию Бибикову для возведения нового кафедрального собора в честь Святого Владимира. Этот выбор утвердил и царь Николай I. Если бы средства на постройку собора удалось собрать сразу, быть может, здесь бы с того времени и до сих пор стоял 13-главый храм, каким его в первом проектном варианте изобразил архитектор Иван Штром.


И. Штром. Проект 13-главого Владимирского собора

Но с деньгами вышла заминка, дело затянулось, и уже при следующих генерал-губернаторах и царях собор выстроили в другом месте и в другом виде. А площадку, предназначенную было для него, передали в частные руки. Угловая усадьба к концу 1850-х годов досталась генерал-лейтенанту Тарасу Калите, командовавшему артиллерией в Киевском военном округе, и его жене Анне Калите. 

Для новых хозяев здесь был выстроен весьма приличный по тем временам двухэтажный каменный дом в позднеклассическом стиле.



Он до сих пор стоит здесь, на улице Лысенко, 2. Насколько известно, проектировал его в 1858 году местный архитектор Федор Голованов. Между прочим, по проекту того же автора в том же 1858 году был выстроен и особняк на соседнем участке по Ярославову Валу, 3 (для медика Сергея Алферьева). Именно он потом стал резиденцией барона Штейнгеля.


Исходный проект дома на Ярославовом Валу, 3 (Ф.Голованов, 1858)

Итак, первоначальный облик участка на Ярославовом Валу, 1 (такое название улица, названная было Большой Подвальной, официально имела с 1869 года) сформировался; кроме углового дома, имелись надворные службы. После смерти генерала Калиты в 1861 году его усадьба осталась в собственности генеральши. Анна Калита прожила еще без малого три десятилетия; ее наследниками в 1890 году стали два сына и дочь. А в конце 1892-го этот участок на углу Театральной, 2 и Ярославова Вала, 1 приобрел у них богатый шляхтич Михаил Подгорский.


Герб Подгорских (с сайта sejm-wielki.pl )

Михаил (Михал-Миколай) Игнатьевич Подгорский был поляком, крупным магнатом, владельцем обширных имений в Киевской и Волынской губерниях. Он проявил себя в разных областях сельского хозяйства. Так, располагая значительными лесными угодьями, занимался лесоводством.


Из «Памятной книжки Киевской губернии», 1894 г.

Помимо этого, завел солидное рыбное хозяйство. На Киевской сельскохозяйственной и промышленной выставке 1897 года получил золотую медаль в номинации «Рыбоводство».

Можно еще много рассказывать об аграрной деятельности Михаила Подгорского. Но нам он здесь интересен в первую очередь тем, что по его заказу в 1896-1898 годах было выстроено здание на Ярославовом Валу, 1, известное теперь как «замок». 


Дом на Ярославовом Валу (Большой Подвальной), 1. С открытки конца XIX в.

Именно с Подгорским как с заказчиком связаны главные необычности здания. И его удивительная въездная арка с шариками-отбойниками и зловещими демоническими статуями сверху...



...и успокаивающее латинское приветствие «SALVE» («Здравствуй») у порога парадного входа...



...и нестандартная разноуровневая планировка, доведшая этажность не столь уж высокого здания до 7 этажей...


...и общий облик дома, действительно напоминающего средневековый замок. Он стал неотъемлемой частью силуэта местности, придав ей новый, романтичный вид.


Фото конца XIX в.


»Замок» и караимская кенаса. Открытка начала ХХ в.

Между прочим, в свое время я обратил внимание на глухую торцовую стену «замка», примыкающую к старому дому на углу Лысенко.



Если на других фасадах, обращенных во двор, довольно много оконных проемов, то здесь их почему-то не предусмотрели. Напрашивается предположение, что Подгорский собирался продолжить строительство своего «замка» после разборки старого углового дома. Попался даже возможный аналог - замок Ле-Рео во Франции (XV в.), один из знаменитых замков Луары. 


Замок Ле-Рео во Франции

Быть может, действительно рядом с выстроенными башнями киевского «замка» должны были появиться новые? Это предположение я обнародовал в статье 1999 г. в журнале «Янус-Нерухомість»; с тех пор оно довольно широко распространилось в сетевых публикациях.

Но, как бы то ни было, Подгорскому не посчастливилось долго владеть «замком» на Ярославовом Валу. В 1899-м 53-летний магнат скончался в Берлине. Его киевская усадьба перешла сначала к матери Августине Подгорской, потом к брату Леону (между прочим, сотоварищу Владислава Городецкого по охотничьему обществу). А затем ее приобрел дворянин Карл Ярошинский, который в 1907-1910 годах скупил все начальные участки по Театральной улице вплоть до Управления Юго-Западной железной дороги.

Все это время «замок» использовался как обычный доходный дом, большинство его помещений составляли жилые квартиры. Конечно, он был очень популярен: известный издатель открыток Дмитрий Марков даже включил его в довольно ограниченную серию карточек «Киев. Красивые здания»:



Помимо жилья, в усадьбе находилось заведение цирюльника под вывеской «Парикмахер Антоний» (в угловом доме). 


Фото конца XIX в.

В нижнем этаже самого «замка» было устроено кафе-кондитерская «У Золотых Ворот».


Фрагмент открытки начала ХХ в.

В этом же здании с 1912 года располагался синематограф под названием «Уникат». 


Из перечня киевских кинотеатров на 1914 г.

Общий характер застройки, сложившейся на Ярославовом Валу, 1, можно видеть на плане 1920-х гг.:



Обозначения из описи усадьбы 1918 г.
Здесь 1 - двухэтажный угловой дом;
2 - 7-этажный «замок»;
3 - 1-этажный каменный флигель;
4 - 2-этажный каменный флигель;
5 - 1-этажный каменный флигель


А вот панорама этой застройки с сараем и флигелями на переднем плане:


Фото начала ХХ в.

...С 1916 года собственником бывшей недвижимости Ярошинского стал крупнейший сахарозаводчик Лев Бродский. Он, насколько могу судить, оставался хозяином «замка» вплоть до революции.


Лев Бродский

Можно отметить, что его племянница Клара была в замужестве баронессой Гинцбург. Но сам он, хотя и считался одним из «сахарных королей», баронский титул не носил - как и предшествовавшие владельцы «замка». 

Мы рассмотрели события, связанные с «замком» в дореволюционные времена. Но вот начались годы бурных перемен. В этот период зданию на Ярославовом Валу, 1 была уготована неожиданная роль. Оно оказалось... одной из отправных точек создания независимой Чехословацкой республики!




Известно, что в Киеве издавна существовала крупная община чехов и словаков. В период первой мировой войны, когда Россия и «лоскутная империя» Габсбургов оказались по разные стороны линии фронта, община всячески демонстрировала здешним властям лояльность и приняла участие в формировании боевой дружины, воевавшей на стороне русской армии. В нее зачисляли и военнопленных чехов и словаков, многие из которых сдавались братьям-славянам добровольно. Штаб-квартирой чешского движения, местонахождением Чешского Комитета в Киеве был отель «Прага» на Владимирской, 36, - тот самый дом, на котором теперь висит мемориальная доска в честь Ярослава Гашека и его героя Швейка. 

Дом на Ярославовом Валу, 1 находился совсем близко от чешского центра. В кафе, устроенное здесь, нередко заглядывали киевские чехи; содержателем кинотеатра «Уникат» был также чех - Йозеф Петраш. В этом же доме с 1915 года действовали разные комиссии чехов и словаков, в частности, по делам военнопленных. Более чем вероятно, что здесь побывал и военнопленный Ярослав Гашек. 


Ярослав Гашек в австрийском мундире

А в 1917 году часть помещений «замка» использовали для так называемой «Одбочки» (отделения, филиала) Чехословацкой Народной Рады на Руси. Руководителем «Одбочки» был выбран виднейший лидер чешского движения, профессор Томаш Масарик. 


Томаш Гарриг Масарик

Масарик находился в Киеве (с перерывом) с конца июля 1917 года по февраль 1918-го. Все это время он регулярно бывал в канцелярии «Одбочки» на Ярославовом Валу, 1, участвовал в ее заседаниях. Добираться сюда Масарику было недалеко: он жил в гостинице «Франция» на углу Прорезной и Крещатика, так что от «Одбочки» его отделяла только скромная протяженность улицы Прорезной.


«Замок» в перспективе Прорезной. С открытки начала ХХ в.

В декабре 1917 года, когда на Большой Подвальной (Ярославовом Валу), 1 проходило пленарное заседание «Одбочки», его участники сфотографировались во дворе «замка». В первом ряду, посередине - 67-летний Томаш Масарик, будущий президент Чехословакии.


Фото 1917 г. из собрания Александра и Дины Муратовых - киевлян, ныне живущих в Праге. Серия их публикаций в пражском журнале «Русское слово» содержит интереснейшие и разнообразнейшие материалы о киевских чехах

Помимо Масарика, на снимке присутствуют и другие незаурядные личности. Так, слева от будущего президента сидит Рудольф Медек - чешский литератор и военный деятель, близко знавший Гашека, оставивший мемуары о киевских событиях. 

...Роспись арендаторов дома на 1918 год включает таких занятных нанимателей, как Первое еврейское потребительское общество (державшее в подвале пекарню) или редакция газеты «Наша думка». Уже в ходе гражданской войны «замок» был приобретен совладельцами Хаскелем Гительмахером и И.Дунаевым. Но с 1919-го вся коммерческая недвижимость в Киеве была национализирована. Не составил исключения и дом на Ярославовом Валу, 1. В двадцатые годы он перешел в распоряжение пресловутых «жилтоварищей» - новое население коммунальных квартир дома образовало жилищный кооператив. Под их надзором «замок» выглядел облезлым и заплатанным, но все же исправным.


Фото 1920-х гг.

Между прочим, в это самое время настоящему «особняку барона» - соседнему дому № 3 - нашли довольно престижное применение: здесь разместилось консульство Германии.

«Замок» во все времена сохранял свой № 1, однако таблички на нем все же систематически менялись. Это было вызвано сменой названий улицы. С 1923 года она носила имя революционера Христиана Раковского, несколько лет возглавлявшего советское правительство Украины. Но в 1928-м, когда Раковский оказался в опале как оппозиционер, улицу переименовали в честь «первого красного офицера» Клима Ворошилова. Такое название она сохраняла до 1957 года (понятно, за исключением нацистской оккупации, когда ее снова сделали Большой Подвальной). Потом Ворошилов проштрафился перед Хрущевым, и улице присвоили имя революционного матроса Андрея Полупанова. Впрочем, ненадолго: в 1962-м цикл переименований начался сызнова. Улица опять стала Большой Подвальной, а в 1975-м - Ярославовым Валом. 

В исторических пертурбациях ХХ века «замку» посчастливилось уцелеть. Он остался невредим в ходе радикальной реконструкции Киева 1930-х годов. Еще больше, кстати, повезло в этот период смежному угловому дому. Его уже приговорили было к сносу, поскольку все начало четной стороны улицы Лысенко отходило под громадное жилое здание для железнодорожников. Проект составил архитектор Александр Маринченко (отец будущего автора дворца «Украина» Евгении Маринченко).


Из журнала «Соціалістичний Київ», 1934 г.

Будь этот замысел реализован в полном объеме - новостройка зрительно задавила бы и сам «замок». Но вышло так, что дом путейцев не довели до конца. Его левое крыло построили, а правое - оборвали на середине. Как раз так. чтобы оставалось целым старинное угловое здание. 





Не стали для «замка» роковыми и годы оккупации. Многие дома поблизости тяжело пострадали, однако шпиль здания продолжал служить характерным акцентом городского силуэта. Он смутно угадывается в перспективе улицы Свердлова (Прорезной), понесшей страшные потери в 1941 году.


Фото 1942 г.

В послевоенные годы дом оставался одним из самых приметных в старом Киеве. Он служил моделью художникам - от добротного реализма Александра Пащенко до гротескных пейзажей Семена Каплана.


Акварель А.Пащенко, 1944 г.


Рисунок Л.Бальзака

Фотографы охотно запечатлевали «замок» и помещали его снимки в фотоальбомах.


Фото В.Фалина из альбома «Пісня про Київ», 1978 г.

Обращали на него внимание и писатели. Особенно будоражила их воображение надпись «SALVE», выполненная у порога (кстати, не единственный пример такого приветствия в Киеве!)



Не мог остаться равнодушным к «замку» поэт Николай Ушаков, хорошо знавший киевскую старину и посвятивший ей многие строки. 


Николай Ушаков

В 1973 году он опубликовал цикл верлибров, один из которых («Мои герои») начинался так: 

Когда я читаю «сальве»
в парадных прошлого века,
я, дружески улыбаясь,
приподымаю кепку.
- Здравствуйте, здравствуйте,
ступени судьбы,
истертые штиблетами и сапогами,
исшарканные резиновой
и микропористой подошвой!
- Здравствуйте, здравствуйте,
тихие двери,
а за ними тайны,
которых нет,
а за дверями секреты,
разглашенные поэзией...


А вот отрывок из «Сантиментальных прогулок по старому Киеву» художника и литератора Валерия Акопова (книга была написана в 1978-1979 годах и издана в 1991-м):


Валерий Акопов

У самого конца улицы дом с крылатыми обезьянами молча приглашает войти: тяжеловесное, немного неуклюжее, немного угрюмое гостеприимство. Я не без труда отворяю дверь - и вижу перед собой просторный кубический столб парадного, обведенный лестницей с массивными резными перилами. Синий полусвет - стены выкрашены темно-голубой краской. У самого порога, на каменном полу, выложено мозаикой римское слово: Salve. Привет.

Привет входящему: привет всякому, кто способен прочесть и понять это слово. Следовательно, не каждому привет. На моих глазах происходит иерархический отбор, извечное отделение овец от козлищ, зерна от плевелов. Разве не всегда люди занимались этим? Разве не менялись при этом лишь критерии - условия игры? Старый оригинал - домовладелец вовсе не был оригинальным. Он был, как все, и поэтому не менее, чем всякий другой, заслуживает доброго слова.


При всем при этом дом на Ярославовом Валу, 1 практически не упоминался в путеводителях, в справочниках по Киеву. Оно и понятно: в течение многих лет никто не мог дать внятного ответа на элементарные вопросы - когда здание построено, кто его проектировал? И все же 21 января 1986 года решением Киевского горисполкома № 49 «замок» был признан памятником архитектуры и взят под опеку государства. На его фасаде была установлена охранная доска от имени УССР, которая висит здесь до сих пор...



Все эти годы здание оставалось жилым. К слову, среди тех, кто проживал в доме № 1 как в предвоенные, так и в послевоенные годы, - одно из светил киевского акушерства и гинекологии, профессор, доктор наук М.Ф.Айзенберг. А помещения на первом этаже использовали для учреждений. И, конечно же, здесь нельзя не упомянуть Киевское бюро путешествий и экскурсий. Думаю, многие читатели моих строк еще помнят его в этих стенах. В 1980-е годы мне самому, будучи внештатным сотрудником бюро, сотни и сотни раз доводилось входить в этот подъезд, любоваться его удивительными лестницами и потолками...





На Ярославовом Валу, 1 находилась диспетчерская экскурсбюро, где киевские гиды получали путевки на работу. Здесь же действовал методический кабинет, на полках которого накапливались планы и тексты всевозможных экскурсий. Трудно вообразить себе другое помещение, куда приходило бы столько знатоков и беззаветных любителей киевской старины!

...В 1990-е годы, когда очень многое изменилось, экскурсбюро ушло из «замка». Но помещения в нижнем этаже продолжали служить культуре. На некоторое время здесь обосновался отдел архитектурной керамики при Софийском заповеднике. Первоначально он действовал в трапезной Михайловского монастыря, но когда храм вернули верующим, отдел и его коллекции перевели на Ярославов Вал.

Это было тем более резонно, что сам «замок» тоже мог бы служить экспонатом выставки керамики. Ведь в нескольких его комнатах до сих пор сохранились разнообразные, поразительно изысканные кафельные печи работы известной киевской мастерской Иозефата Андржейовского. Благодаря этим шедеврам здание считается теперь не только памятником архитектуры, но и памятником искусства.

 

 

Но в дальнейшем весь дом отселили, так что и отдел керамики отсюда съехал. И вот уже который год уникальное здание пустует! За столько времени никто не смог провести здесь достойную реставрацию, после которой фасады и интерьеры «замка» стали бы одним из чудес Киева. 

Сегодня вычурные балкончики бывшего дома Подгорского выглядят довольно бледно, некоторые внешние детали вовсе утрачены.





А в жилых помещениях остатки былой шляхетской роскоши соседствуют с убогим наследием «совка» и «постсовка».









Правда, не так уж давно на первом этаже наводили порядок, сделали шикарные витрины. Там ненадолго обосновалась арт-галерея.


Бывший вестибюль галереи

Но теперь над ее витринами висит не анонс очередной экспозиции, а объявление о продаже...



Не буду повторять многократно прозвучавшие в сети сведения о том, кто и сколько хочет сейчас забашлять за право владения «замком». Скажу только одно: по сравнению с теми сотнями миллионов, которые город лихо плюсует или минусует к сметам на строительство мостов, метро, скоростного трамвая, - эта сумма ничтожна. И можно только вздохнуть при мысли о том, что ну никто из наших «отцов города» не считает своим долгом добиваться превращения удивительного «замка» в столичный очаг культуры, хотя бы в помещение бесприютного Музея истории Киева!

Вместо этого приходится на всякий случай защищать уникальное здание от посягательств бесстыжих воротил.


Акция протеста у дома на Ярославовом Валу, 1. 10 января 2011 г.

Давайте не забывать обильное событиями прошлое здания на Ярославовом Валу, 1 и будем вместе требовать для него достойного будущего.

(с) Михаил Кальницкий