(044) 362-30-59
,
(067) 917-77-46

У старой Гинды.

Под этим именем в Киеве славился известный дом свиданий Анны Ивановны Мандель.
Анна Ивановна Мандель, урожденная Тафлевич, происходила из почтенной семьи. Выданная замуж за купца Манделя, человека весьма состоятельного и пользовавшегося известным положением, она, будучи молодой и очень красивой женщиной, всегда была окружена большой толпой поклонников, что не мешало ей быть верной женой. Быть может, она осталась бы уважаемой женщиной и почтенной матерью, если бы одно обстоятельство не исковеркало всей ее жизни и будущности. Муж ее, которого она искренне полюбила и к которому сильно привязалась, оказался, как и большинство мужей, отчаянным ловеласом и бабником.
Почуяв своим женским сердцем, что с ее мужем творится что-то неладное, она стала за ним следить, и скоро представился случай уличить его в измене. Отчаянию и гневу оскорбленной женщины не было границ; на первых порах она была готова убить и себя, и мужа. Но ее необузданный гнев подсказал ей другое решение, которое обратилось у нее чуть ли не в манию помешательства. Она должна отомстить своему мужу так, чтобы он, самолюбивый и гордый, понес бы такой же стыд и позор, какой, по ее разумению, он причинил ей. Нужды нет, если при этом и она сама погибнет. И вот она, ничем уже не стесняясь, открыто продавала себя, делая из этого помпу и скандал. Оказалось, что цель ее была достигнута: ее муж уехал из того города и вскоре умер.
Когда человек начинает катиться по наклонной плоскости, то возврата уже нет. Так было и с Анной Ивановной. Чувствуя, что ее молодость и красота имеют обаяние на окружающих ее мужчин, она захватывала их в свои цепкие руки, выжимала все, что могла, и после этого разоренных ею безжалостно выбрасывала, как негодную вещь.
Наконец молодость прошла, и Анна Ивановна, желая сохранить за собой былое влияние и власть над мужчинами, открыла у себя аристократический салон для свиданий. Ее постоянными клиентами были богатые помещики, предводители дворянства (маршалки), вся высшая администрация до губернатора включительно. Через Анну Ивановну можно было многое сделать, многого добиться. Зная об ее высоких связях, полиция ее не беспокоила, хотя поводов к тому было более чем достаточно.
Не пренебрегала она и богатой кутящей молодежью, в особенности если к ней вводил её кто-нибудь из лиц, ей известных. Такими постоянными ее агентами были и наш "генерал", и прогоревший рыжеусый франт Пентопольський. За труды и хлопоты последних Анна Ивановна делилась с ними своими доходами от клиентов.
Для подновления выбора дам в своем салоне она ловко заводила знакомства на улице с молоденькими семейными женщинами и привлекала их в свой притон.
"Ах, какой ангел, какое миленькое дитя!" - восхищалась она вслух, когда увидела однажды крошечного ребенка, гулявшего на Крещатике с молоденькой матерью-красавицей Варварой Петровной Интендантовой. "Позвольте мне его расцеловать" - и, не ожидая разрешения, берет к себе на руки ребенка и дарит припасенную на этот случай коробочку шоколада. Польщенная вниманием роскошно одетой дамы к своему ребенку, Интендантова готова уже на роковое для нее знакомство - и на другой же день она в гостях у Анны Ивановны. Читатель уже сам догадался о том, что следовало дальше. Каждый день кто-нибудь из почетных клиентов Анны Ивановны получал от нее циркулярное уведомление об "интересной новинке".
vasilkovskaya_vid2.jpg...К подъезду двухэтажного дома в начале Б. Васильковской улицы, где проживала Анна Ивановна, подкатило два извозчичьих фаэтона. Из них вышли "генерал" в сопровождении Шутгороя, Божка, Овсянкина и их жертв по только что оконченной игре в "Люнивере" - помещика Яцковского и молодого графа Бержинского.
Было три часа ночи. На звонок "генерала" дверь отворил маленький еврей с большой черной бородой. При виде "генерала" на лице его засветилась довольная улыбка.
- А, здравствуйте, здравствуйте, Ваше превосходительство, давненько у нас не были, Анна Ивановна даже соскучилась за Вами.
- Здравствуй, мой Лемельчиль, а ты все еще здесь мишурствуешь? А уж я думал, что мой Лемель собрал деньжонок да записался в купцы.
- Немножко вы угадали, вот доживу здесь до году и открою маленькую лавочку. Буду торговать старинными вещами. Ведь Линевич же когда-то был лакеем, а теперь, смотрите, какой миллионер.
Все гости вошли в одну из уютных комфортабельно обставленных гостиных. С приветливой на лице улыбкой к ним вышла навстречу Анна Ивановна в шелковом капоте из турецкой термаламы.
- Позвольте вам представить панов Божко, Овсянкина, графа Бержинского...
- Не беспокойтесь, не беспокойтесь, с графом мы уже не впервые встречаемся, - прервала его Анна Ивановна, подавая гостям свою пухлую обнаженную до локтя руку.
- Не будем терять дорогого времени, Анна Ивановна, велите нам открыть полдюжины "Вдовы Клико", да подберите нам дамское общество. За поздним временем мы во всем на вас полагаемся, дорогая мамаша.
Через минуту в соседней комнате послышался разговор Анны Ивановны с Лемелем, а минут через сорок в гостиную вошли четыре прелестные дамы, все в светлых пеньюарах, с прическами, сделанными на скорую руку.
- А почему не пригласили генеральши Пильц, спросил граф, любитель дам более солидного возраста.
Анна Ивановна укоризненно покачала головой, как бы упрекая графа за его нескромность. Генеральша Пильц, красивая вдова лет тридцати, появилась у Анны Ивановны для флирта по своему выбору и влечению и ее вовсе не устраивало, чтобы в это была посвящена вся клиентура Анны Ивановны.
Слуга во фраке и в белом жилете внес на серебряном подносе игристое вино в длинных хрустальных бокалах.
- Мадам, за наше первое знакомство, - провозгласил галантный граф, поднимая бокал с шампанским.
Дамы ответили таким же приветствием, и в обществе сейчас же установились самые непринужденные отношения. Божко и Овсянкин, как люди уже бывалые, подали остальным пример развязности, недопустимой с дамами в обществе. Дамы оказывали весьма слабое сопротивление и то больше из чувства жеманности.
Одна из дам, Цецилия Николаевна Вержбицкая, красивая брюнетка лет 25, под собственный аккомпанемент татары задорно спела модный в то время цыганский романс "В час роковой, когда встретил тебя". Исполнение чрезвычайно понравилось обществу; ее попросили спеть еще один романс - "Чертенок".
Возбужденные обильным возлиянием и присутствием женщин, молодые люди нервничали, проявляли какую-то неуместную удаль, громко говорили, перебивая и не слушая друг друга.
Когда общество разъезжалось по домам, было уже утро. Дворники сметали снег с панелей; торговки с полными корзинами разной птицы и яиц спешили на базар. Город пробудился для трудовой жизни.